Пятница, 24.11.2017, 23:01
Приветствую Вас Гость | RSS
 
МИР РОК МУЗЫКИ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
МУЗЫКА

Категории
рок/метал группы [53]
Рецензии [10]
Интервью [5]
интересная информация [13]
История рока [23]

Говорун

Облако тегов

Главная » Статьи » История рока

"История Рока" - часть 2.
"История Рока" - часть 2.



П Е Р Е П Л А В К А

Заведенй механизм начал идти привычным образом. Новинка
приобретает относительное значение к прошлому; к опыту, где
в их постонном перемешивании, воссоднии и переориентации
возникает настоящее. Так развивается любое иссуство. На
пустом месте не появляются шедевры. В небольшом мире
английской музыки появились перебежчики из других жанров, по
своей молодости почувствовавшие склонность к року, которые
привнесли в негоь элементы синтеза. Джаз, классическая
музыка, фолк были прочтены в новом онтексте такими молодыми
музыкантами, как Кит Эмерсон, Ян Андерсон или группа
Colloseum среди других, здесь же стали известными более
акклиматезировавшиеся в новом жанре такие артисты, как Джон
Лорд, группа If и прочие, которые часто пытались заняться
подбным же синтезом.
Colloseum были одним из самых ярких примеров подобного
синтеза. Они сформировались в 1968 году и продемонстрировали
слушателям в коне следующего года свой шедевр Valentine
Suite, диск молнию, который выдвинул ансамбль в ряды первых
оркестров того времени. В своем стиле Colloseum использовали
джазовый опыт двух своих членов, блестящего ударника Джона
Хайзмена (который будет весьма неровным) и исключительного
саксафониста Дика Хекстол-Смита; классического музканта,
органиса Дэйва Гринслэйда и двух рокеров, гитариста Джеймса
Литерленда (который позже был заменен Клемом Клемпсоном) и
басиста Тони Ривза.
Эти музыканты с исключительной виртуозностью соединили
свои прошлые склонности в новом стиле высвобожденного рока и
составили из богатства своих идей новый коктейль более чем
крепкий, хорошим примером которого явился вышеупомянутый
диск. Отрывок, который дает название альбому является
инструментальной сюитой, занимающей уелюу сторону диска, и
чередующей апокалиптические ритмы с совершенно иной
музыкальной атмосферой, проистекающей из творческого "я"
каждого члена, противопоставляемого всем остальным. Пассажи
из чистого свинг-джаза накладываются на шквал гитарного
рока, шалости органиста обволакиваются звучанием истеричного
саксафона; все балансирует невероятным образом, чтобы
создать удивительный круговорот многоцветных красок. И при
всем этом многообразии мелодии и риффы разработанны каждый
раз с лаконизмом, сообщающим дополнит%ельную прелесть и
изящество сюите. Исключительно богатый диск Valentine Suite
установил мосты между музыкальными жанрами, развивающимися
до того момента автономно. Участники группы рискнули на этот
синтез, чтобы создать истинно музыкальное явление. После
этого диска Colloseum допустит большую ошибку, пригласив к
сотруднечеству весельчака Криса Фарлоу; затем быстро пойдет
ко дну, четвертованный между различными тенденциями,
которые, казалось, за три удивительных года напрочь вросли
друг в друга. И в этом закате появляются, вопреки всему две
исключительные группы: эфемерная Tempest и такая красочная и
более долговременная Greenslande. Что же касается ансамбля
Colloseum II, то было ошибкой принять имя своего знаменитого
ансамбля-предшественника. Но более поздние неудачи не
вытеснят из памяти "Сюиту для Валентины".
Другим великим "переплавщиком" стало трио ELP, где
встретились мелодизм Грега Лэйка и виртуозный опыт Кита
Эмрсона. Склонность Эмерсона к классике проистекала из его
работы с группой The Nice, которая творила рок, разрозненно
пресыщенный цитатами из классических произведений и ссылками
на джаз. Вместе с Лэйком и Палмером, особенно в их первом
настоящем шедевре, альбоме Tarkus (1971), Эмерсон в
значительной степени ограничил себя в цитировании, для того,
чтобы сохранить общий дух классической музыки. Использование
синтезаторов сообщило новый импульс его романтическим
пассажам и высвободило его воображение. И сразу же ELP
становится одной из самых заметных величин в роковой музыки
со своим великолепным "Таркусом", который сильно построен на
классике, но без того предвзятого оттенка The Nice, который
в конце концов становится раздражающим. "Таркус" - это
золотая середина между стилем Эмерсона (инструментально
многообразным, со страстью исполнителя извлекать из своего
органа Хэммонда обжигающие звуки) и стилем Лэйка, более
склонного к поп-песням. Движение между британанским
изяществом и более западным неистовством. Принципиальным
продолжением их деятельности явились наиболее смелые отрывки
из их последующих альбомов, рещительно отличающиеся от
творений их конкурентов избытком своей взрывной силы и
вулканического дохновения. Это был, так сказать, момент,
когда сильно отличающиеся творческие тенденции каждого из
чдленов супергруппы находились в плодотворном равновесии. И
если другие их большие альбомы, такие, как Trilogy и Brain
Salad Surgery, обнаруживают опасность формализма, то Tarkus
обладает волшебной свежестью, оригинальной идеей и
коллективным счастьем. Продолжение, как известно, оказалось
весьма печальным: группа, попусту растрачивая свои усилия,
задохнулась в мании величия, хотя, кажется, пытается
воссоздать свое реноме в сегодняшние дни.
Между тем, Tarkus оказался альбомом, определившим
время, в которое он был создан, которое решительно
использовало классическую музыку, одним из истоков
прогрессивного английского рока, и обновившим эту музыку
введением синтетических пестрот.
И последним значительным элементом,который сыграл
важную роль в разитии прогрессивного английского рока,
оказался кельтский фольклор. В конце 60-х годов начало
развиваться движение фолк-рока, которое использовало старые
мотивы для создания новых гимнов. Группы Fairport,
Convention, Lindisfarne, иллюстрируя это направление, и не
пытались стряхнуть пыль со старых работ. решить эту проблему
взял на ебя ансамбль Jethro Tull, который был рожден
блюзовым бумом, ориентирующийся на более гармонический
синтез. Их альбом 1972 года Thick As A Brick является
наиболее великолепной иллюстрацией работы ансамбля и
остается, без сомнения, их наиболее законченным
произведением (вместе с Ministrel In The Galerey и
Aqualung), поскольку в его законченности имеются
определенность и цельность (одна пьеса на двух сторонах),
поскольку там в полной мере проявилось и развернулось
воображение лидера группы Яна Андерсона и, наконец,
благодаря завершенности мелодий и композиции всего альбома.
В актив Tull можно внести не то, что они подали дух прошлого
в современной упаковке, но породили некий способ
мироощущения или эмоциональную моду. Андерсон хотел
возродить воодушевление древних находок, быть одним из
вожаков языческого или эллинского праздника; ведь
вакхический Пан тоже был флейтистом. И этот пыл, это
самобахвальство, вновь возрожденное в наше время, Андерсон,
со своей великолепной командой, воссоздает на языке рока,
который позволил Tull передать в своей музыке и определенный
заряд сатиры на общество потребления, совсем как в искусстве
ироничных трубадуров. И из всех прекрасных тем альбома Thick
As A Brick рвется наружу это буйное ликование, эта
насмешливая щедрость, словно слишком крепкий ликер в слишком
тщательно отделанной бутылке, словно веяние фривольности,
колыхнувшее кружевное жабо или тюль... Рафинированный до
предела, но столь же свежий, сколь и многословный, Thick As
A Brick в совершенстве транспонировал в амбивалентную
современность древние кельтские мотивы, аристократические и
деревенские одновременно. Достижения группы дают о себе
знать и в музыке наших дней.

1 9 7 3 год.

В музыке, как и онкологии, бывают периоды, когда разом
реализуется вся совокупность накопленных ранее симптомов. В
области прогрессивного английского рока особенное значение
приобрел 1973 год. Уже успевший стать на ноги, прогрессивный
рок, подкормленный удобрениями старых культур, распустился в
серии шедевров.
В ряду музыкальных произведений, которые создали
Genesis, альбом Selling England By The Pound, датированный
этим годом, выделяется разве что слегка, не потому ли, что в
нем начало ощущаться преобладание идей Тони Бэнкса и Майка
Резерфорда, которое стало особенно заметно впоследствии.
Образование и становление Genesis совпало с аналогичными
периодами прогрессивного рока, равно как совпали времена их
расцвета. Как и другим ансамблям этого течения, им
необходимо было в совершенстве интегрировать свои влияния
(классику и фольклор), найдя свою индивидуальность. И все
достоинства группы, наконец, распустились в альбоме Selling
England By The Pound, явившемся одним из лучших творений
прогрессивной английской музыки, представившим группу в ее
наилучшем составе, с великолепным архангелом Габриелем и
отлично взаимодействующим с ним Хакеттом, в максимальном
проявлении их склонностей: английская тематика XVIII века.
Быть может, импозантный альбом The Lamb Lies Down On
Broadway является менее типичным для группы, коль скоро речь
идет об общей выдумке, отличающей ансамбль. Что же касается
других, более поздних их дисков, то они принадлежат уже
другой Genesis, хотя также черпающей свое вдохновение из
английской музыки и поэзии. С Selling England By The Pound
слушатель по настоящему чувствует масштаб этого рода музыки,
которая является роком, исполняемым для людей, обладающих
нерококовой (и неамериканской) культурой. Так что общая
пульсация, свинг, были модулированы в зависимости от другой
восприимчивости, перекрашена в более пастельные краски. Дух
праздника, который изменил танцевальному прошлому рока в
пользу более европейских национальных традиций. И рок, этот
символ экстравертности и поиска наслаждений, обнаружил
претензии стать более философичным и более творческим в
английской прогрессивной музыке. Genesis сделали его более
глубоким и более рафинированным по своей форме, более
гибким, соединяющим вокальные и инструментальные партии в
сообразности с требованиями сюжета (представляющего из себя
гораздо больше, чем просто забавная история), указывая
важный путь для совершенствования роковой музыки во всех ее
измерениях. Далеко ушедший от тривиальных песен типа Baby, I
Love You, Selling England By The Pound является в этом
отношении моментом крисстализации целого стиля. После него
английская музыка потребует для себя (уже!) обновления.
Так же, как и Genesis, группа Yes не прекращала
совершенствоваться вплоть до 1973 года, когда она выразила
себя в труде, так и оставшемся, как предъявление всех личных
и коллективных достоинств, квинтэссенция ее творчества,
двойном альбоме Tales From Topographic Oceans. Эта роскошная
сюита показывает, что нынешнее поколение прогрессивного рока
стремилось к конструированию грандиозных произведений, по
духу и "заумности" очень чуждых великим классическим
шедеврам. Но Yes очень отличались от Genesis. Тогда как
Габриель делал основной упор на театрализацию, сюжет и
музыкальную английскую поэзию, Yes оказались гениями
обострения существующих форм и новых находок, придания им
своими оркестральными аранжировками оттенка величественности.
Состоящая из непревзойденных виртуозов, таких, как Хау,
Сквайе, Уэйкман, которые могли себе позволить все, движимая
неисчерпаемой энергией Андерсона, группа начала дробить,
искажать, выворачивать наизнанку нормы, уже установленные в
английской музыке, трансформируя темы в безумное клокотание
нот, беспрестанно дробящее мелодические линии на эскизы.
Вокал Андерсона, равно как и инструментальные партии,
струясь, любуется собой. Волной мере над песней, над ее
традиционным представлением, здесь вершится казнь. Тут же и
впечатление постоянной смелости, исходящей из Tales,
непрерывного умерщвления плоти или более радикальное
"головное" ощущение, которое вступает в спор со свободным
духом, помыкающим всем тем, что но хотел бы заключить и
удержать в себе. Более того, здесь находят в роке эквивалент
грандиозного оперного жанра. Использованием хоров,
деонического крещендо и декрещендо, Yes отождествляет себя с
утраченным величием, чувством шаблонности, переделанным
самым современным образом в настоящее музыкальное торжество.
Оттуда же и дыхание приподнятости, которое идет к нам от
музыки ансамбля, придающее слушателям ощущение присутствия
при эпопее нового жанра, где эмоция заменяет действие. Эти
"Истории" по-настоящему достойны войти в легенду.


Но резонно задаться вопросом: не переходит ли бескомпромиссность Henry Cow
в догматизм? "Мы отдаем себе отчет в том, что нашей работе присуща определенная
элитарность", - говорила певица Дагмар. Вопрос этот в свое время стал предметом
широкой дикуссии в английской левой прессе. Публицист Дэвид Спарт поставил
Henry Cow в пример прочим "антибуржуазным" группам, спокойно выколачивающим деньги
из критикуемой ими системы. Оппоненты возразили ему, что, поскольку музыка Henry
Cow не является массовой, объективно ее воздействие на слушателей все же менше,
чем, скажем, у куда менее радикальных Pink Floyd.
Значительный интерес у критиков и авангардных (но не только) слушателей
вызвала сольная работа гитариста Фреда Фрита. В то время как в составе группы Henry Cow
и Art Bears Фрит играл на гитаре традиционным способом, к сольной работе он
подошел совершенно анархически. Он создал собстенную, ни на что не похожую
технику, где в помощ музыканту берутся бумажные защепки-дастики, затяжки и пр..
Активно и грамотно использовалась электронная обработка звука, в результате чего получились
выделанные "с металлом" расщепленные слои, изломанные линии, гипнотическая образность.
Его последний альбом [F4] был ориентироан на более широкую публику, даже
в какой-то степени танцевальный, но Фрит, еще и раньше великолепный, впечатляющий,
виртуозный и возбуждающий, сохранил здесь эти качества без ущемления духовного
начала.
Категория: История рока | Добавил: phoenix (30.09.2010)
Просмотров: 536 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
видео дня

Кабинет
Пятница
24.11.2017
23:01



Баннера/реклама

Дети Земли

Каталог сайтов KNEHT.com http://warriors.ucoz.ua/

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск


Copyright MyCorp © 2017

Сделать бесплатный сайт с uCoz